Анастасия Сухова, сельский голова Муравлевки: «Я стараюсь оправдать доверие людей»

— Анастасия Евдокимовна, Вы – коренная жительница Муравлевки?

— Да. Я – коренная липованка. Родители мои, дедушки и бабушки жили в Муравлевке. Чистая липованская семья. Я росла вместе с селом, оно развивалось на моих глазах.

Анастасия Сухова, голова Муравлевки, Анастасія Сухова, голова Муравлівки

— Как возникла идея стать сельским головой?

— На самом деле, я принимала участие в выборах с 1998 года. Всегда считала, что могу для села сделать многое.

Анастасия Сухова, голова Муравлевки, Анастасія Сухова, голова Муравлівки

Со школьных лет я всегда на виду. В школе была председателем пионерской дружины и секретарем комсомольской организации, в лагере – во главе отряда, на учебе в вузе – старостой группы… Успевала заниматься во всех школьных кружках, проводила соревнования по сценариям, которые сама же и писала, отлично училась. Меня часто награждали за активную позицию – например, так побывала с экскурсиями в Орджоникидзе, Севастополе, Бресте…

И дипломы все с отличием. Только в школьном аттестате – три «четвёрки», причем, по любимому предмету – математике, – улыбается Анастасия Евдокимовна и сразу же объясняет — влюбилась в десятом классе.

Анастасия Сухова, голова Муравлевки, Анастасія Сухова, голова Муравлівки

Окончила Ананьевский техникум сельского хозяйства (получила диплом бухгалтера сельского хозяйства) и Измаильское торгово- кулинарное училище (продавец), работала главным бухгалтером, директором дома культуры…

Не могла быть спокойной, тихой – активистка!, – смеясь, характеризует сама себя Анастасия Сухова. – В 18 лет вышла замуж. Да, за него, из-за которого в аттестате – три четвёрки. Если влюбляться – то влюбляться, если работать – то работать. Если сдавать экзамены, то сдавать. Я не умела сдавать на тройки: или знала, или нет – иначе не могу. И в сельские головы пришла, чтобы не зарабатывать, а отрабатывать доверие людей.

— Что помогло победить на выборах? Что Вы обещали односельчанам?

— Сколько баллотировалась, ни разу не попросила голосовать за меня. Приняла участие во встрече с избирателями, когда выступали все, кто шел на сельского голову. Я хорошо знаю Муравлевку, поэтому составила реестр проблем села и подробно расписала, что могу сделать для самого отдаленного села Измаильского района.

Перед началом встречи ко мне подошли и сказали: только не говори, что сделаешь дорогу до кладбища и уличное освещение, потому что это всем надоело – все обещают, но никто не делает. И я постаралась уйти от этого – у меня в программе этих пунктов нет. Но через полгода работы сельским головой у меня получилось сделать дорогу до кладбища. А потом народный депутат Александр Урбанский с депутатом облсовета Валентином Волкановым завели из областного бюджета полтора миллиона гривен на освещение села! Повторюсь – это были самые острые проблемы села, но благодаря команде Урбанских их удалось решить в первый же год работы!

— А что не сделано и почему?

— Есть одно обещание… Писала, что буду способствовать строительству причала, но если будет обращение граждан. Тогда мне казалось, что это реально и не слишком сложно. Сейчас, куда лучше зная специфику публичного управления, понимаю, что реализовать это обещание было бы, скорее всего, невозможно. Повезло, что обращения не было, поэтому формально я свое обещание не нарушила.

Зато сделала ревизию земли – на 100% и тоже в первый год! Благодаря этому я увеличила бюджет Муравлевки на полмиллиона гривен. Вы не представляете, какие это деньги для села!

— А какие проблемы у Муравлевки сегодня?

— На сегодняшний день самая большая проблема села – озеро Китай. Из-за падения уровня воды в озере происходит засаливание почв и страдает сельское хозяйство. В частности, уходит в историю «фирменная» муравлевская картошка…

— Получается как-то решить эту проблему?

— Сложность заключается в том, что это озеро находится на территории Килийского района. Мы поднимали этот вопрос – в том числе, на совещании у губернатора. Я обратилась с письмом в областное управление водного хозяйства, и получила ответ о выделении из госбюджета более миллиона гривен на озеро на наполнение его водой, при том, что эти средства в бюджете заложены не были. Да, надо больше, но хорошо, что хоть так…

— Древние говорили: «Всё течет – всё изменяется». Скажите – в связи с изменением климата и неурожаем традиционных сельскохозяйственных культур, не было идеи посадить в селе лимонную рощу или мандариновый сад?

— Нет, на моей работе нужно быть реалистом, — улыбается Анастасия Евдокимовна. — Конечно, мне бы хотелось, чтобы Муравлевка стало местом для экскурсий и чтобы были конные прогулки. У нас сохранились старые дома постройки конца позапрошлого века, у нас прекрасная природа! Хотелось бы, чтобы туристы приезжали и видели всё это. Но для восстановления старообрядческой части требуется немало средств…

— Что бы Вы показали туристам, если бы они приехали завтра в Муравлевку?

— Старую липованскую кухню постройки конца позапрошлого века. Есть где переночевать в липованских домах с передней хатой, горками подушек и ручной вязки подзорами на кроватях. Мы сохранили старую липованскую церквушку. Есть курные бани (по-черному), которые мало где ещё можно найти.

Накормим липованским борщом, сваренным на рассоле из помидор и дождевой воде. Мы же выросли на квашеной капусте, квашеных помидорах (огурцы были дефицитом) и, конечно же, картошечке, запеченной целиком в печке. Ещё рыба жареная, уха, которую каждый варит по-своему. Это – наше!

А еще песни наши, липованские, которые почти утрачены… На самом деле, мы – последняя цепочка, которая держит эту культуру. Если мы ее не сохраним, её уже не восстановить. Никому не восстановить…

— Давайте поговорим о Вашей семье. Кто у вас в семье главный? В старообрядческой семье – однозначно мужчина… Вашему мужу должно быть непросто, ведь Вы – руководитель.

— Как вам сказать? На работе и дома я – разная. К тому же мой муж – не липован, а выходец из Румынии, и у нас всё на равных. Однако муж с пониманием отнёсся к моему желанию возглавить село и большую часть забот взял на себя. И я очень благодарна ему за это!

— У вас на работе много дел, и они явно не заканчиваются в 17.15. Остается ли время для себя? Для хобби?

— Времени для себя точно нет. Его и не было никогда — начиная со школы. Всегда было время на других. Сейчас мы живем – стараемся для детей и внуков. Детей двое, внуков четверо. Внуки заняты все время – спорт, музыка… У старшей внучки первые и вторые места на областных олимпиадах, она на дзюдо ходит, гран-при имеет (игра на фортепиано в 4 руки). Да и другие внуки не отстают!

А из хобби у меня разве что выпечка… Я делаю запеченный творог – заказы постоянные, забирают прямо в селе. Перед тобой каждый день 20 литров молока, и с этим надо что-то делать. Потом банки мыть – они запекаются. Утром – банки, вечером – молоко. И брынзу делаем, но в основном творог. Вот и всё хобби…

— Вы упомянули детей… А чем они занимаются?

— У меня были идеальные дети – они не дрались, не ссорились, всегда дружили, учились на «отлично» и «хорошо». И даже сейчас у них квартиры в одном доме – в разных подъездах, но с общей стенкой…

После 9 класса они уехали из села в Измаил. Сын – моряк, дочь – медик. Дети получили по два образования – чтобы ими можно было воспользоваться и в селе, и по жизни. Дочь окончила медучилище, а потом биофак университета им.Мечникова. Сын учился в техникуме экономики и права, а потом – в Киевской академии им.Сагайдачного.

Дети приезжают регулярно. Мы не зовем их на помощь – понимаем, что они всю неделю работали, и хотят отдохнуть. Но они – дети своих родителей, и приезжая в гости, не сидят, сложа руки – активно помогают по хозяйству.

— Кстати, а как Вы познакомились с мужем?
— Всё получилось довольно интересно. Он встречался с моей одноклассницей, а на дискотеке вдруг выбрал меня… Мы повстречались, а потом поженились. Общаемся ли мы с ней сейчас? Да. Я знала, что одноклассница уже стала встречаться с другим…

Но знаете, нет – мы не типичная липованская семья. Типичная семья липованская – это когда встреч не было, любви не было, а просто пошёл и засватал…

— А как же, если «не люблю» или «люблю, но другого»?

— Не имело значения. Родители всё решили. «Стерпелось – слюбилось», – говорят в народе. Моя мама так выходила замуж. Я бы не сказала, что она была счастлива… Я не видела в их отношениях любви… Может поэтому перенесла ее на свою семью?

— А сейчас много липованских семей?

— Уже нет… Да и липоване редко женятся. Село перемешалось. Я выходила замуж в 1982 году. И в тот день тоже была такая же типичная липованская семья – она стала в Муравлевке последней, когда вот так привели, посватали – и всё.

— Как Вы считаете – что изменилось? Почему таких семей становится всё меньше?

— Мне кажется, изменилась сама жизнь… Раньше ведь как было? Еды почти не было, поэтому нужно было дочку побыстрее выпроводить…

Бабушка рассказывала, что когда вышла замуж, вообще было тяжело. Она должна была всех обслуживать и работать по-черному. Падала в обмороки от недоедания – должна была всех накормить, а потом сама поесть… Она рассказывала, что если хотела, к примеру, печку новую поставить, становилась на колени перед мужем и говорила: «Мелетей (так звали мужа), разреши мне пожалуйста, сделать эту печку». Это была чисто липованская семья…

…У нас семья была тихая. Так сложилось, что из семейных реликвий только фотографии… Всё старинное ушло, когда я была ещё маленькой. Отец наш был атеист, и когда умер дед, он раздал все церковные книги. Я как-то встречала в научной литературе, что в церкви села Мирное находится Библия, которая принадлежала Вехову Онуфрию, моему деду.

…Бабушка, когда умирала, собрала всех, попрощалась… А меня спросила: «Я так и не поняла, как вы с Сережей живёте – на равных?».

…Может, на меня наложило отпечаток то, что к нам в село постоянно присылали молодых специалистов: агрономов, зоотехников, и они жили рядом и дружили с нашей семьей? Это были украинцы, молдаване. Я росла, слушая их, видя, как они живут.

В липованском доме есть передняя хата – что-то вроде небольшой церкви, где есть шкаф треугольный (как иконостас) и церковные книги. В передней хате нельзя было жить – заходили только по праздникам. А приезжие жили иначе… Они ставили печку, отапливали весь дом – уют был другой! Мы купили дом (не остались жить «на корню»), и я тоже так делала. Мама со мной воевала…

— Анастасия, о чём Вы мечтаете?

— Та о чём мечтаю? Чтобы у детей и внуков всё сложилось… А для себя – даже не знаю… Меня не интересуют покупки чего-то эдакого или поехать куда-то отдохнуть. Ни разу не была в доме отдыха, в санатории. На море были, когда дети были еще маленькие…

Если же Вы спрашиваете о селе, то мечтаю, чтобы это село как можно дольше продержалось и развивалось: отремонтировать дом культуры, открыть несколько предприятий, сделать дороги – чтобы люди почувствовали, что живут в развитом обществе и они кому-то нужны. Что могут приехать скорая, пожарная, вовремя расчистят дорогу от снега…

Я поймала себя на мысли, что за 4 года, что я работаю сельским головой, мы старались все проблемы решать сами. У нас пропал свет – каждый поднимается и идёт на свой участок. А ведь есть службы, которые должны этим заниматься! Особенно в чрезвычайных ситуациях. Но эти службы должен кто-то контролировать, координировать и, если можно так выразиться, мотивировать… В нашем округе эту функцию взяли на себя народные депутаты Урбанские – сначала Александр Игоревич, теперь – Анатолий Игоревич. Во время зимней непогоды, когда снег заносит дороги и сёла остаются, фактически, отрезанными от мира, нам практически ежедневно звонят с их приёмной, узнают, как обстоят дела, и информируют о ходе очистных и ремонтных работ – это очень облегчает планирование и управление.

Мы привыкли к этому и воспринимаем как само собой разумеющееся, но общаясь с коллегами из других районов области, поняла, что у них такого нет… Не представляю как в условиях полного неведения переживать такие сложные времена, когда даже не знаешь, что ответить людям… Казалось бы, такая естественная и в то же время – нужная работа, но она проводится не везде. Хотя нужно всего-то ничего – внимания и немного понимания. Наверное, дело в отношении…

— Раз уж Вы заговорили о чрезвычайных ситуациях, то расскажите – как на жизни села отобразились коронавирусные ограничения?

— Мы не ощутили на себе каких-то серьёзных новых неудобств – наверное, привыкли жить в них. Единственное что – отсутствие автобуса. Но, опять же, за месяц многие поняли, что в город и не надо так часто ездить… Продукты есть, магазины работают.

И всё же мы, как и все, надеемся на лучшее. И у нас для этого есть основания – в последние пять лет мы увидели улучшения, на которые уже никто и не надеялся. Органы власти заработали синхронно, а самое главное – начали работать в интересах громад и их жителей… Появился результат, которого не было многие годы. Это очень важно в условиях, когда никто уже и не надеется на что-то хорошее. Главное, чтобы эта командная работа не останавливалась и не меняла свой ориентир, и, конечно же, чтобы честные и порядочные люди были на своих местах. Но это уже зависит от самих граждан. Надеюсь, избиратели сделают осознанный и правильный выбор, чтобы потом не жалеть о его последствиях…

— Будем надеяться. Спасибо за беседу!

Напомним, что ранее рассказывали о голове Броски — Светлане Москвич.